Госслужба: учиться, учиться и учиться?

Госслужба: учиться, учиться и учиться?

Тимур Дьячков, директор Санкт-Петербургского межрегионального ресурсного центра, занимающегося вопросами повышения квалификации государственных служащих Санкт-Петербурга, поделился с Кадровым советом своим мнением о перспективах нового подхода к профессиональному развитию госслужащих.

Ровно год назад Правительство России утвердило «дорожную карту», определяющую вехи развития отечественной госслужбы на период до 2018 года. Один из результатов выполнения «дорожной карты» последнего времени — установление новых подходов к организации обучения госслужащих.

Суть новых подходов, теперь уже закрепленных и в новой редакции закона о госслужбе, довольно проста. Учиться раз в три года теперь необязательно. Можно направить госслужащего учиться на курсах повышения квалификации, а можно и тренинг с семинаром провести. Новое законодательство это не запрещает, единственное, работы кадровикам прибавит — устоявшаяся практика меняется, а любые новации чреваты детскими ошибками. А ведь в самое ближайшее будущее, если внимательно читать «дорожную карту», нас ждет внедрение образовательных сертификатов, появление служебных стажировок и многого другого — правильных, но сложных для реализации идей.

Ключевой момент «дорожной карты» и уже свершившихся изменений в области обучения госслужащих — это ставка на самостоятельное профессиональное развитие. И пресловутый образовательный сертификат, видимо, заимствованный из времен организации переподготовки увольняемых военнослужащих, и создание единой информационной системы, в которой можно будет обучаться самостоятельно, и внедрение новых форм обучения — это все относится к самостоятельному профессиональному развитию. Будут ли эти изменения проходить легко? Попробуем разобраться.

Если вы старше 35 и родились в СССР, наверняка, вы знаете, что наша страна одна из самых читающих в мире. Те, кто читают действительно много, особенно аналитические материалы, знают, что это не так. К сожалению, мы не знаем точно, был ли Советский Союз действительно самой читающей страной в мире. По понятным причинам наша страна тогда жила достаточно изолированно. Однако сегодня данные статистики более открыты, а статус самой читающей страны зависит не от тиражей книг Ленина, а от результатов опросов граждан. Что еще немаловажно, данные российских опросов теперь сравниваются с общеевропейскими.

А статистика, судя по результатам открытого исследования «Индикаторы образования: 2016», опубликованного НИУ ВШЭ и Росстат, утверждает следующее. Только 12,3% опрошенных в трудоспособном возрасте подтверждают, что ежегодно читают книги и журналы, тем самым самостоятельно занимаясь своим профессиональным развитием (новостные ленты в интернет-сми и «глянец», естественно, не в счет). И можно уверенно утверждать, что большинство читающих живут в агломерациях — тут и жизнь динамичнее, и условия есть, и конкуренция выше. Те самые 12,3% читающих — это, приблизительно, каждый восьмой трудоспособный гражданин. Да, с госслужащими аналогия возможно будет не уместна, все-таки госслужащий не самый простой трудоспособный. Можно даже предположить, что среди госслужащих активных читателей намного больше — не каждый восьмой, а, например, каждый второй. Но смысл это не изменит — даже при таком оптимистичном варианте самостоятельным профразвитием занимаются, скорее всего, не более половины от общего числа российских госслужащих. Остальная половина, естественно, нет. А это значительное количество персонала органов власти, для которых ставка законодателя на саморазвитие госслужащих будет в лучшем случае просто не понята, в худшем — будет восприниматься с сопротивлением.

Конечно, профессиональное саморазвитие — это не только научная, бизнес-литература, периодические издания, какие-либо другие книги или журналы, интернет, откуда мы черпаем новые знания и просто информацию. Существуют ведь и другие инструменты. Например, семинары, тренинги, конференции, лекции, мастер-классы. Вариантов для образовательной активности не перечислить. Может быть те, кто не любят читать, будут самостоятельно развиваться именно так? И здесь нам поможет статистика.

То же совместное исследование Росстат и НИУ ВШЭ в 2016 году, о котором речь шла выше, утверждает следующее. Количество респондентов, подтверждающих, что они хотя бы раз в год участвуют в семинарах, тренингах, других разовых образовательных проектах, не превышает 4% от общего количества опрошенных трудоспособного возраста. Попробуем провести аналогию с госслужащими. Допустим, среди госслужащих, стремящихся к участию в мастер-классах будет в 10 раз больше, чем среди обычных сотрудников компаний, учреждений или предприятий. Умножим те самые 4% на 10 — и все равно цифра стремящихся к саморазвитию, к сожалению, не впечатлит. Если же мы введем поправку на качество и привлекательность образовательных продуктов (не секрет, что, например, проблема качества обучения растет по мере удаления от границ крупных мегаполисов), то количество госслужащих в регионах, готовых посещать какие-либо тренинги или мастер-классы, особенно после службы, значительно уменьшится.

Сегодня в нашей стране ежегодно учится на курсах повышения квалификации порядка 5,4% от всего трудоспособного населения. С одной стороны, это много, ведь речь идет о десятках тысяч людей. С другой стороны, вопрос в том, почему они учатся. Вопрос их мотивации к обучению. Когда речь идет о формальном обучении — с выдачей документов об образовании, систематическое повышение квалификации для многих является обязательным. Например, врачи и педагоги обязаны повышать квалификацию систематически. В статистические данные входят все госслужащие, которые также обязаны проходить курсы повышения квалификации, напомним, до недавнего времени с периодичностью раз в три года или чаще. Не забываем о профессиональных группах — например, о специалистах в сфере закупок, где наличие документа об образовании в этой сфере часто обязательно. Уверен, что для тех самых 5,4% повышающих свою квалификацию ежегодно вопрос обязательности обучения стоит не на последнем месте.

В качестве ремарки. Злопыхателям, которые будут утверждать, что чиновники не хотят самостоятельно развиваться, а вот бизнес, дескать, учится, стоит учесть — эта проблема общероссийская, она есть и в бизнес-сегменте. В приведенных выше цифрах опросов фигурируют показатели именно для занятых в негосударственном, коммерческом секторе. Так что проблема с самостоятельным профессиональным развитием актуальна для всех — и тех, кто работает на государство, и тех, кто занимается бизнесом. Это общероссийская проблема.

Да, не стоит строить иллюзий, что с новым законодательством госслужащие массово устремятся самостоятельно заниматься своим профразвитием. Скорее всего, и представители нанимателя, отлично понимающие своих подчиненных, не откажутся от приоритета в обязательном обучении (читай — приоритета повышения квалификации над факультативным самостоятельным обучением). И все-таки не стоит сгущать краски. Готовые и способные развиваться есть. Для каждого нужно будет искать свою причину для самостоятельного обучения. Для кого-то это будет необходимость получить прикладные знания и умения для работы, для кого-то — личная капитализация, для других — обязательное условие карьерного роста. Мотивировать госслужащих к саморазвитию — главнейшая и наитруднейшая задача при внедрении предложенных изменений. Скорее всего, этот процесс будет долгим и явно выйдет за пределы временных ограничений «дорожной карты». Однако, как известно, терпение и труд…